Category: общество

Category was added automatically. Read all entries about "общество".

(no subject)

Каким-то путем, я не знаю, каким… но все будет замечательно. С.В.


Всю неделю хожу с этим осадком, вечером пытаюсь растворить… С утра залажу на новостные страницы и все начинается снова.
Целый день думала о том, о чем думал он.
Думала об отчаянии.
О том, что актовый зал дома правосудия похож на концертный зал. В черном плаще с белым подбоем в крытую кровавыми кулисами сцену вошла тетенька судья. Сухая (и это не метафора), остроносая, неубедительная… Все было неубедительно. Ее помощник в ярко-голубой рубашке заикался и шептал. Господа обвинители были похожи на одноклассников с задней парты. Не потому, что сидели за одним столом, а потому, что были столь юны… мальчики-практиканты… и да, поэтому неубедительны.
Убедительным был только Саша. Он тяжело двигался, нахохлившись, сидел, немного стоял. Похудевший, осунувшийся, уставший. И даже пытался шутить:
- Где вы проживаете? – спросила судья.
- В сизо, - ответил Саша.
Адвокат отметил, что Саше была сделана серьезная операция на позвоночнике, после которой подсудимый стал инвалидом 2 группы. Петушки-одноклассники раппортовали, что есть медзаключение: Саша может присутствовать на заседании и… быть заключенным под стражу. До 10 лет. За особо тяжкие.
Все 6 часов процесса мы сидели в мягких креслах. Саша – на деревянной скамейке.
Клетка. Наручники. Маша сказала: как на поминках.
Нечеловеческих. Не человеческих, идейных.
Все по бумажкам. Девушку не выпустили в туалет, когда она возмутилась – сделали замечание. Беременная вышла только после написания заявления о том, что она не может больше здесь находиться.
Все по бумажкам, коих накропали 150. Подсчитали каждую копеечку, озвучили каждый час непрописанных занятий, которые Саша провел с моделями за много лет работы в БГУ. Предъявили каждый миллион, которым он «умышленно завладел». Чтобы обогатиться и сделать себе имя.
Имя, которое знают (и скоро забудут) во всей Европе: Мельница моды и белорусские дизайнеры. Германия, Швеция, Австрия, Чехия, Италия, Бельгия… Мы ехали туда с 50 баксами в карманах, потому что дорога и проживание были оплачены… А нам, по этим бумажкам, БГУ, оказывается, выплачивало командировочные. Я сидела и думала: вот ездила я в Берлин с творческой мастерской. На 3 дня. И мне тогда должны были приплатить 220 евро. В 2007-ом. Или в Швецию на 5 дней - 430 евро. 60 человек, ага. На охеренные командировочные БГУ вшивым студентам раскрутилось! Бред какой-то. Впрочем, уже не в этом суть.
О том, как было на самом деле, когда и почему, никто не узнает.
Нельзя свернуть горы, не сломав рук.
И в самый тяжелый момент никто не подставит свое плечо, потому что боится подставлять шею.
Так жаль, так жаль.
С ужасом жду решения.
Вор должен сидеть в тюрьме? Так полстраны нужно пересажать – единственный ответ, который приходит в голову. Ведь каждый второй, если не первый работает мимо кассы. Особенно энергично сейчас закивали бы родители – детсадовцев, школьников, ребят, которые занимаются профессионально танцами, живописью, спортом… А руководители всяческих студий-кружков-коллективов бы потупили глаза. Дело всего лишь масштабов творчества.
Грустно, когда под колеса попадают действительно важные люди.

И все-таки она вертится… Это о чем угодно, но уже не о Мельнице.

(no subject)

мои Денискины рассказы. отрывок.
Не люблю, когда заливаешь кипяток, а ярлычок пакетика чая падает в чашку.
Не люблю, когда в киндер-сюрпризе попадается игрушка, которую не нужно собирать.
Не люблю обувь с длинными носами и обувь бирюзового цвета.
Не люблю, когда в очереди сзади ко мне очень близко стоят. Вообще не люблю, когда возле меня близко находится незнакомый человек. Поэтому ненавижу общественный транспорт и в большинстве случаев хожу пешком.
Ненавижу, когда в транспорте человек не снимает рюкзак. Даже если это ребенок.
Ненавижу, когда попадается закрытая фисташка. Ее расколешь зубами – а внутри еще и пусто…
Ненавижу, когда люди идут мне прямо навстречу – я по правой стороне, а эти сволочи по своей левой, еще и с невозмутимым таким видом… И не люблю, когда обгоняешь идущего перед тобой человека, а он начинает медленно смещаться в сторону твоего обгона.
Коньяк не люблю. И магазинные пельмени.
Зонтики не люблю. Давилки для чеснока (в детстве мне казалось, что нет и не будет в жизни ничего сложнее, чем помыть давилку для чеснока)
Не люблю, когда мне звонят, чтобы узнать чей-то номер телефона. Потому что я не знаю, как найти его, не вешая трубку.
Ненавижу, когда у меня берут книги, а потом не возвращают. А говорят, что вернули.
Не люблю просыпаться раньше 9 утра.
Яркое солнце не люблю, так же, как и свои первые морщины.
И, что самое обидное, себя не люблю. Но это секрет.